Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Санчо

Банки и бандиты.

Валентин КАТАСОНОВ | 07.02.2014 | 00:00

Россия в 2014 году заняла председательское место в «Большой восьмерке» (G8), саммит которой пройдет в начале июня в Сочи. Согласно предварительной повестке дня, на саммите главное место  будут занимать вопросы борьбы с наркоторговлей и терроризмом, а также с офшорами. Эти  глобальные проблемы прямо или косвенно связаны с банковским сектором, который систематически оказывает преступному миру обширный перечень услуг.  Разговор об этом мы начали в статье «Международный наркобизнес и отмывание грязных денег». В данной статье техника оказания банками таких услуг наркобизнесу, международному терроризму, другим силам организованной  преступности  рассматривается более подробно.

Collapse )
Санчо

Дефолт доллара и Украина.

Что связывает угрозу дефолта США и дестабилизацию Украины

Николай МАЛИШЕВСКИЙ | 03.02.2014 | 00:00

В рамках Мюнхенской конференции украинская оппозиция и США фактически согласовали план принуждения Виктора Януковича к капитуляции. Об этом разработанном при непосредственном участии западных представителей плане действий сообщил после встречи с государственным секретарем США Джоном Керри и чиновниками ЕС Арсений Яценюк. Пока «евромайдан» укрепляет палатки, показывая, что встал надолго, Госдеп обозначил время завершения операции по смене режима на Украине – 24 марта. Именно так можно трактовать сообщение, появившееся на офици

Collapse )

Санчо

Что ждет ЮО? Тезисы.

Аза Тибилова: Приватизация земли Южной Осетии, которая запрещена всенародно принятой Конституцией РЮО, приватизация заводов и фабрик, другой общенародной собственности на самом деле означает гораздо больше - продажу жизненного пространства осетинского народа. И если за деньги будет это продано, значит все жертвы за свободу Южной Осетии были напрасными. За красивыми словами «иностранные инвесторы», «приватизация» и т.п. кроется реальная угроза передачи общенародной собственности в чужие руки. А тот, кто владеет собственностью, тот и является реальным хозяином в стране.

Collapse )
Санчо

Глобальная финэлита и валютные войны. Часть II

Оригинал взят у martinis09 в Глобальная финэлита и валютные войны. Часть II

Глобальная финэлита и валютные войны. Часть II (начало здесь)

«Финансисты поддерживают государства, как веревка висельника». Исторические параллели.

1.«Деньги любят тишину…»

2. Если несколько крыс поместить в замкнутое

пространство, среди них выживет лишь одна, которая

сожрет конкурентов и станет «королем крыс»

«Короли крыс» финансового рынка. Битва против всех

В 1929 году нестабильному международному финансовому порядку в побежденной Европе пришел предсказуемый конец. Монтегю Норманн запускает крах перегретого биржевого рынка Уолл-Стрита в октябре 1929 года. 6 февраля Норман, прибыв в Вашингтон, предлагает министру финансов США Эндрю Меллону и управляющему ФРБ NY Джорджу Гаррисону(сменившему на посту скропостижно скончавшегося в 1928 г. Б.Стронга) повысить учетные ставки в США, после двух лет беспрецедентной биржевой спекуляции на снижении процентных ставок.

9 марта Пауль Варбург написал в «Financial Chronicles»: «Если допустить чрезмерное распространение оргии ничем не ограниченных спекуляций, ...можно считать гарантированным тотальный коллапс». Те, кто понял, немедленно ушел с биржи и занялся переводом капиталов в золото и серебро. В последующие несколько месяцев произошел грандиознейший финансовый и экономический коллапс в истории США, перекинувшийся на все капиталистическую экономику.

Collapse )



Санчо

Иванишвили.

http://www.informacia.ru/facts/ivanishvili/1.htm

Борис Григорьевич Иванишвили появился в Москве и приступил к активной коммерческой деятельности в начала 1989 г. В течении года им была подготовлена почва для создания целого ряда коммерческих структур. По истечению этого периода в сферу совместной деятельности при его непосредственном участии было вовлечено свыше 20 коммерческих организаций, основной из которых является коммерческая ассоциация "Арго-сервис".


Collapse )
Санчо

СПЕЦСЛУЖБЫ ГРУЗИИ ПРОТИВ РОССИИ.

Накануне очередной годовщины агрессии режима Саакашвили против Южной Осетии будет довольно уместным проанализировать подрывную деятельность грузинских специальных ведомств против России, включая поддержку террористов на Северном Кавказе. В данной статье использованы материалы конференций, проходивших по данной тематике в июне-июле 2012 г., а также сообщения различных СМИ.

Деятельность грузинских спецслужб в период правления Э.Шеварнадзе

В 1990-х гг. по указанию Э.Шеварнадзе и главы совета безопасности Грузии Н.Саджая т.н. экс-представителю президента ЧРИ в Грузии Х.Алдамову в Грузии оказывалось всяческое содействие в организации его работы, в том числе со стороны силовых структур страны.



Collapse )

Санчо

КЛАНЫ. ФСБ. БОРТНИКОВ ДЕНИС.

Банковский сынок ФСБ Денис Бортников.



Отпрыски глав ФСБ, СВР и ФСО делают стремительную коммерческую карьеру

При всей своей молодости сын сослуживца Владимира Путина по органам госбезопасности, нынешнего директора ФСБ Александра Бортникова является очень старым банковским работником. В далекие 1990-е годы, когда его отец занимался экономической безопасностью в Санкт-Петербурге, 22-летний Денис Бортников трудился в Промстройбанке у местного олигарха Владимира Когана, курируемого отцом юного банкира по службе. После продажи ПСБ Внешторгбанку, переименования этой структуры в банк "ВТБ Северо-запад" и ухода бизнесмена Когана на государственную службу в Минрегионразвития Денис Бортников не затерялся. Нетрудно понять, что президенту ВТБ Андрею Костину, учитывая специфику обращения этого учреждения с федеральными деньгами, требуется столь же бескорыстная поддержка директора ФСБ РФ Александра Бортникова в деле нейтрализации потенциальных уголовных расследований.

В результате наблюдательный совет «ВТБ Северо-Запад» назначил с февраля Дениса Бортникова предправления банка вместо Дмитрия Олюнина, переходящего в Транскредитбанк для его интеграции в группу ВТБ. Членам совета сообщили, что Денис Бортников родился в 1974 году. Окончил Санкт-Петербургский университет экономики и финансов. С 1996 по 2004 год работал в ОАО "Промышленно-строительный банк" (ПСБ), затем в Гута-банке, ЗАО "Внешторгбанк Розничные услуги" и ОАО "Внешторгбанк" (ОАО "Банк ВТБ") в Санкт-Петербурге. С 2007 года — заместитель председателя правления, с 2010 года — первый заместитель председателя правления ОАО "Банк ВТБ Северо-Запад".

Господин Олюнин описывает преемника газете "Ведомости" в несколько поэтическом стиле. Сын директора ФСБ, если верить этой характеристике, с опорой только на собственный талант прошел уникальный путь от специалиста до первого зампреда банка. И потому эффективный менеджер Бортников — "достойный руководитель, качественно и творчески выполнял свою работу и обеспечивал выполнение плана, занимался широким кругом направлений и его уважает коллектив".

Дети руководителей силовых ведомств работают и в других банках. В мае прошлого года Россельхозбанк возглавил работавший ранее в ВТБ Дмитрий Патрушев, сын секретаря Совета безопасности Николая Патрушева. Сын директора Службы внешней разведки Михаила Фрадкова Петр занимает должность зампредседателя Внешэкономбанка. Неподалеку от Бортникова-младшего трудоустроен не менее крупный спецотпрыск. Аэропорт "Пулково" возглавляет молодой и перспективный орденоносец - сын директора Федеральной Службы Охраны Андрей Муров.

Первый заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин полагает, что детей силовиков назначают на руководящие должности в госбанки ввиду наличия политического влияния их родителей.


http://rospres.com/showbiz/7752/
Санчо

ГРУЗИНСКАЯ РУЛЕТКА (3/1). ФИНАНСИСТЫ ВЫБОРОВ В РЮО. АНИСИМОВ.

 ПОХОЖДЕНИЕ "ВАСЬ-ВАСЯ". 

Егор Колыванов, 2011-03-24 09:40:27 http://www.moscow-post.ru/economics/poxozhdenija_vas-vasja6343/ 

Не утихают в прессе скандалы, фигурантом которых является совладелец «Металлоинвеста» Василий Анисимов. Повышенное внимание прессы к персоне Василия Васильевича («Вась Вася» как его зовут за глаза знакомые) в последнее время вызвано слухами, о продаже доли его акций в «Металлоинвесте» «Сбербанку». Однако, этот солидный госбанк может и не купить у Анисимова эти 20% из-за череды связанных с этими активами скандалов.

Не ясна так же и цена этой сделки. Так изначально называлась сумма в $2,5 млрд., но затем говорилось о $12 млрд. В конце концов, эксперты оценили 20% акций «Металлоинвеста» в $20 млрд., но источники, близкие к Анисимову уверяют, что акции «Металлоинвеста» будут проданы по цене ниже рыночной, так как часть из этих акций являются объектом судебного разбирательства.

Его в Высоком суде Лондона ведет опальный российский олигарх Борис Березовский. Он в судебном порядке отстаивает свои права на 5% акций «Металлоинвеста». Борис Абрамович уверяет, что он и его покойный партнер Бадри Патаркацишвили выделили Василию Анисимову около $500 млн для финансирования покупки 25% акций Михайловского ГОКа. Причем, по словам опального олигарха, После консолидации активов Анисимов должен был вернуть по 5% акций создаваемой объединенной компании Березовскому и Патаркацишвили.

Однако, этого не произошло. Официально Василий Васильевич, разумеется, не признал правоту Бориса Абрамовича, но раз цена на 20% акций «Металлоинвеста» при их возможной покупке «Сбербанком» была снижена до $12 млрд., значит, и Анисимов, и руководство «Сбербанка» признают, что 10% из 20% акций «Металлоинвеста» вскоре реально могут отойти к Березовскому. Вот «Сбер» и берет эти бумаги по заниженной цене, а то вдруг потом еще часть суммы в качестве компенсации придется высылать в Лондон Борису Абрамовичу…

Не случайно, Березовский упомянул при этом Патаркацишвили, ведь именно благодаря Бадри Шалвовичу, Василий Васильевич смог стать акционером «Металлоинвеста». Покойный грузинский олигарх действительно сыграл в карьере Анисимова одну из решающих ролей, так как Василий Васильевич вошел в бизнес практически на заемные средства.

С Грузией Анисимова связывает довольно многое. Это, по слухам, знакомство с такими знаменитыми грузинскими политиками, как президент Грузии Михаил Саакашвили и глава группы «Талион» Александр Ебралидзе (Эбралидзе).

Кстати, с руководителем «Талиона» у Анисимова есть даже такие общие стратегические партнеры, как Аркадий Ротенберг. Так Ротенберг, начиная с 2006 или 2007 года, по предложению Александра Эбралидзе входил в совет директоров и был членом клуба петербургской компании «Талион», которая занималась гостиничным, девелоперским и игровым бизнесом. Сейчас группа «Талион» в основном сконцентрировалась на строительстве.

Отметим, что Ебралидзе считается одним из самых лучших друзей Ротенберга, а тот в свою очередь – одним из основных партнеров Анисимова. В частности, представители Аркаия Ротенберга входят в советы директоров десяти заводов «Росспиртпрома», контроль над которым в конце 2009 года перешел к структурам Василия Анисимова.

Более того, с Ебралидзе связан и партнер Анисимова по «Металлоинвесту» Алишер Усманов. Он буквально на днях купил у холдинга «Талион», принадлежащего Александру Ебралидзе, особняк графа Александра Дмитриевича Шереметьева на набережной Кутузова в Петербурге, построенный в XVIII веке. По мнению экспертов, эта сделка обошлась Усманову примерно в $50 млн. Кстати, в совет директоров «Талиона», по данным последнего отчета (2009 г.), в статусе независимого директора входит и сам Аркадий Ротенберг.

Причем, по словам Ебралидзе, он хочет оставить свой бизнес в Петербурге и заняться построением политической карьеры в Грузии. Ебралидзе уже изменил свою фамилию на Эбралидзе. Теперь петербуржский бизнесмен хочет получить грузинское гражданство и участвовать в выборах президента Грузии, как покойный Бадри Патаркацишвили. Весьма любопытно, что партнер Ротенберга и Анисимова Ебралидзе своей приоритетной целью ставит достижение территориальной целостности Грузии. Но ведь независимость Абхазии и Южной Осетии уже официально признана РФ, а Дмитрий Медведев и Владимир Путин стараются, чтобы эту точку зрения поддержали и другие страны.

Так что, пытаясь возвратить Абхазию и Южную Осетию в состав Грузии, партнер Ротенберга и Анисимова фактически идет против Путина и Медведева, Хотя Ебралидзе уже давно заявлял, что в случае его победы на выборах президента Грузии, он будет строить свои отношения с Россией, не в ущерб партнерству с США и Евросоюзу. Иными словами, Ебралидзе продолжит политический курс «врага России» Саакашвили.

Впрочем, столь непатриотичная по отношению к России позиция Ебралидзе меркнет по сравнению с теми «делишками», которые «за спиной Кремля» проворачивает Василий Анисимов.

Стоит напомнить, что Василия Васильевича называют крайне близким как к Кремлю, так и к Белому Дому. Поговаривают, что президент Федерации дзюдо России (с марта 2010 года) Василий Анисимов имеет на премьер-министра РФ не меньшее влияние, чем тот же «тренер Путина по дзюдо» Аркадий Ротенберг.

Более того, Василий Васильевич имеет неплохое влияние и на Дмитрия Анатольевича. Ведь именно Анисимов является главным спонсором московского храма Святой Софии Премудрости, настоятелем которого является о. Владимир (Волгин) — духовник супруги президента Светланы Медведевой.

Исходя из подобной близости Василия Васильевича к первым лицам нашей страны, именно Анисимову, по информации СМИ, была доверена одна достаточно деликатная задача – повлиять на руководство Грузии, чтобы оно не препятствовало вступлению России в ВТО. По неофициальной информации, переговоры об этом между Анисимовым и Саакашвили проходили в Лондоне, куда президента Грузии доставили на личном самолете Василия Васильевича. Хотя, Кремль доверил Анисимову роль переговорщика не только потому, что тот был хорошо связан с Грузией.

Все дело в том, что Василий Васильевич контролирует так называемое «наследство Патаркацишвили». Ведь после загадочной смерти Бадри Шалвовича, все его активы достались Анисимову, который сконслидировал их в инвестиционном фонде Salford. Сейчас общая стоимость активов покойного Патаркацишвили оценивается в $2,5 млрд. В наследство Василию Васильевичу Бадри Шалвович «оставил» такие крупные компании, как главная грузинская сотовая компания Magticom, знаменитый завод по производству минеральной воды «Боржоми» и т.д.

Впрочем, официально Патаркацишвили эти активы Ансимову не завещал. Ведь Василий Васильевич банально объявил себя чуть ли не душеприказчиком покойного Бадри Шалвовича. Так что нет ничего удивительного в том, что теперь вдова Патаркацишвили Инна Гудавадзе и его друг Борис Березовский воюют за наследство грузинского олигарха в судах.

А ведь именно его-то (наследство – прим.ред.), по слухам, и предлагал Анисимов Саакашвили, дабы Грузия не мешала России при вступлении ВТО. Сложно сказать, получил ли грузинский лидер обещанную «взятку», но после встречи с Анисимовым в Лондоне, Саакашвили заявил на заседании Европарламента в Страсбурге о том, что Грузия готова к переговорам с Россией безо всяких предварительных условий.

Впрочем, так как Москва никак не отреагировала на заявление грузинского лидера, видимо, окончательного согласия от Саакашвили получено не было, Грузия так и не помирилась с Россией, а наша страна так и не вошла в ВТО. Более того, в последнее время представители российского руководства неоднократно заявляли, что за дестабилизацией обстановки на Кавказе стоит именно Грузия. В частности, именно грузинским спецслужбам приписывали организацию недавних терактов на территории Кабардино-Балкарии.

Все эти обстоятельства заставляют задуматься над тем, что Анисимов, по всей видимости, так и не передал Саакашвили обещанных активов покойного Бадри Шалвовича. Теперь грузинский лидер обозлился на РФ еще больше, а спецслужбы Саакашвили готовят срыв Олимпиады в Сочи в 2014 году. А ведь, если бы не алчность Анисимова, то, скорее всего, очередного обострения российско-грузинских отношений и не было бы.

Хотя тот факт, что Василий Васильевич не отдаст грузинскому лидеру «наследство Патаркацишвили», можно было бы предугадать заранее. Ведь ранее Анисимов «кинул» и самого грузинского олигарха на пару с Борисом Березовским.

Напомним, что после победы Владимира Путина над олигархами в начале 2000-х, Березовский и Патаркацишвили перебрались в Лондон. Но уже с 2001 года находясь в Великобритании, Бадри Шалвович мечтал о возвращении на Родину – в Россию. Но туда путь ему был закрыт.

Однако, Патаркацишвили по-прежнему владел крупными активами на территории РФ. В итоге, по неофициальной информации, Кремль доверил Анисимову, бывшему партнеру Березовского и Патаркацишвили по бизнесу, вести переговоры с Бадри Шалвовичем.

Так в 2005 году Анисимов, по слухам, прилетел в Великобританию и сделал Патаркацишвили «предложение, от которого невозможно было отказаться». Так Василий Васильевич предложил Бадри Шалвовичу вернуться на Родину, при условии, что тот полностью порвет деловые отношения с Борисом Березовским и продаст издательский дом «Коммерсантъ» лояльному Кремлю бизнесмену. В итоге, отношения между Борисом Абрамовичем и Бадри Шалвовичем заметно испортились, а «Коммерсантъ» отошел к Алишеру Усманову – партнеру Анисимова по «Металлоинвесту».

Однако, Василий Васильевич не ограничился лишь «кремлевскими требованиями» и выдвинул Бадри Шалвовичу личное условие, согласно которому Патаркацишвили должен был выдать кредит Анисимову в размере $500 млн. для покупки акций Михайловского ГОКа.

У Бадри Шалвовича не было выхода, и он пошел на условия Василия Васильевича. Впрочем, $500 млн. были выданы Анисимову совместно Патаркацишвили и Березовским. Эти деньги «лондонские изгнанники» получили от продажи 25% акций «Русала» и выделили Анисимову на приобретение 25% акций Михайловского ГОКа. Одним из основных условий этого кредита была передача Василием Васильевичем Бадри Шалвовичу и Борису Абрамовичу 5% акций «Металлоинвеста» каждому, которая должна была состояться сразу после завершения окончательного формирования этого металлургического холдинга. Но Анисимов «кинул» своих партнеров, и теперь из-за этих акций Березовский судится в Высоком суде Лондона.

Получив из Лондона $500 млн., Анисимов вместе с партнерами увеличил долю в Михайловском ГОКе, доведя ее до 97% акций. Вскоре 25% акций Михайловского ГОКа, принадлежащие Василию Анисимову, превратились в 10% акций холдинга «Металлоинвест».

Кстати, по неофициальной информации, Анисимов получил от Патаркацишвили неплохой бонус в виде $250 млн., которые Бадри Шалвович якобы получил от продажи «Коммерсанта». Но журналистам стало известно, что эта сделка была лишь фикцией, так как Патаркацишвили, по сути, подарил ИД «Коммерсантъ» российской стороне. А вот Анисимов не растерялся, и фактически продал этот «подарок» Усманову. В данном случае получается, что деньги от Алишера Бурхановича достались не Бадри Шалвовичу, а Василию Васильевичу. Как известно, передаривать подарки – это не хорошо, а продавать их - еще хуже. Впрочем, как говорится, чего не сделаешь ради денег…

Шло время, и Бадри Шалвович уже надеялся вскоре оказаться в России. В 2005-2006 годах Патаркацишвили был уверен, что Анисимов действительно готовит для него долгожданное возвращение в Россию. Доказательством особо тесной дружбы Бадри Шалвовича и Василия Васильевича в тот период служит самолет Bombardier, который Патаркацишвили подарил Анисимову на 55-летие в 2006 году.

Однако, постоянно обманывать Патаркацишвили Анисимов не мог. Так в 2007 году Бадри Шалвович, не дождавшись акций «Металлоинвеста» и возвращения на Родину, понял, что его попросту «кинули».

Журналисты пишут, что как раз под Рождество 2007 года Патаркацишвили поставил перед Анисимовым вопрос ребром и потребовал немедленного выполнения всех условий договора. Однако, ни Родину, ни акций «Металлоинвеста», ни дивидендов по ним Бадри Шалвович так и не увидел.

Ведь вскоре после напряженного разговора с Анисимовым Патаркацишвили неожиданно скончался якобы от «острой сердечной недостаточности». Впрочем, британские журналисты, основываясь на данных спецслужб, упорно писали, что Бадри Шалвовича отравили специальным ядом, вызывающим паралич сердечной мышцы.

Смерть Патаркацишвили без сомнения была выгодна Анисимову, так как тому не только не пришлось возвращать акции «Металлоинвеста», но и удалось сконсолидировать в подконтрольном фонде Salford все активы покойного Бадри Шалвовича.

Возможно, эта история так и осталось бы тайной для широкой публики, если бы не переговоры Анисимова и «Сбербанка» о продаже 20% акций «Металлоинвеста». Тот факт, что Василий Васильевич, по информации журналистов, собирается уступить свои акции не за $20 млрд. (реальная рыночная стоимость), а за $12 млрд., говорит о том, что в «Сбербанке» осведомлены о «сомнительной судьбе» этих ценных бумаг.

Более того, по всей видимости, часть из оставшихся $8 млрд. может пойти на компенсацию Березовскому, если тот все же отсудит 5-10% акций «Металлоинвеста». Причем, сам Борис Абрамович почти не скрывает своего триумфа.

«Я думаю, что получил дополнительные доказательства, согласно которым я и Патаркацишвили могли бы претендовать более чем на 10% «Металлоинвеста», что может вызвать увеличение претензий… Но в любом случае мои претензии выше названной вами суммы ($500 млн. – прим.ред.). Даже если предположить, что я претендую на 5%, согласно докризисной оценке компании этот пакет стоит $1,25 млрд.», - заявил российским журналистам Березовский.

В СМИ уже попала информация со ссылкой на источник, близкий к Анисимову, что после сделки со «Сбербанком» Василий Васильевич собирается расплатиться с Борисом Абрамовичем.

Таким образом, получается, что Анисимов в скором времени выплатит Березовскому сумму от $1,25 млрд. до $6 млрд.

И это произойдет накануне президентских выборов в Грузии и в России. Известно, что Борис Абрамович поддерживает Михаила Саакашвили и противостоит Владимиру Путину, который, по слухам, уже собрался баллотироваться на пост президента в 2012 году.

Таким образом, если Березовский получит от Анисимова эти миллиарды долларов, то он не только сможет помочь победить на выборах президенту Саакашвили, но и сорвать выдвижение Путина на третий срок, а так же испортить всю предвыборную кампанию в Госдуму для партии «Единая Россия», лидером которой является премьер-министр РФ.

Таким образом, своими будущими действиями Василий Васильевич может нанести серьезный удар по государственным интересам России.




Санчо

ХРОНИКА ВЧЕРАШНИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.

ПОЛТОРАНИН. ВЛАСТЬ В ТРОТИЛОВОМ ЭКВИВАЛЕНТЕ...

Главным советником к Ельцину Бнай Брит приставит американскогоэкономиста, профессора Гарвардского университета Джеффри Сакса. Он творец политики шоковой терапии и до нашей страны опробовал ее с мандатом МВФ на нефтегазовой Боливии, перераспределив все богатства в пользу узкой кучки транснациональных
олигархов - за чертой бедности оказалось около 70 процентов населения. С таким же мандатом бнайбритского
МВФ Сакс будет неафишируемой правой рукой Ельцина с ноября 91-го по январь 94-го, директивные указания его группы забугорных инструкторов пойдут Гайдару, Чубайсу, Черномырдину и некоторым другим. Тем останется только переводить указивки с английского, оформляя их в виде постановлений правительства, проектов президентских указов или федеральных законов, и принимать к исполнению с Саксом в Россию прибудет еще десятка два американских советников.

Но проблемы были с правовой базой реформ. А она - прерогатива неуступчивого парламента. Если ждать создания базы через Верховный Совет России, уйдет много времени. И депутаты едва ли пропустят законы, дающие "добро" на разворовывание страны. А если президент самовольно присвоит какие-либо права парламента, может нарваться на импичмент за убийство священной коровы демократии - принципа разделения властей.

Здесь-то штабисты Бнай Брита и подсказали Ельцину ход: нужно в привычной для него популистской манере уговорить не искушенных в глобальных аферах и ничего не подозревающих депутатов дать президенту дополнительные полномочия. Якобы для благого дела реформирования системы. Тогда все болели идеями
возрождения через радикальные реформы. Будто радикализм это утренний лечебный рассол после затяжной попойки.

И президент, как мы знаем, получил эти полномочия от съезда сроком на год. Программу Бнай Брита Ельцин мог теперь продавливать своими указами (если Верховный Совет не отменял их в течение семи дней, они вступали в силу). За год можно разобрать по кирпичику всю высокотехнологичную структуру России и придать разрушительным процессам необратимый характер. Когда депутаты спохватятся, у них и база поддержки уплывет из-под ног.

Потому что Россия превратится в Воруй-страну, где все начнут драться за добычу друг с другом, как стая голодных шакалов, и всем будет плевать на Отечество. В этой вакханалии всероссийского абречества и сам Ельцин должен так обеспечить свою семью материальными благами, чтобы их хватило, «покуда вертится
Земля». Что с присущей ему энергией он и не преминул сделать через разные загогулины. (Сколько там всего припасено и по каким кубышкам рассовано, можно узнать в службах Бнай Брита. У них полная база данных о накоплениях бывших и нынешних российских чиновников всех рангов).

Но путы на ногах президента остались в виде тех семи дней, за которые любой его указ Верховный Совет мог похерить. Действуй парламент, как часы, и все планы Бнай Брита полетели бы вверх тормашками. Значит нужно дезорганизовать работу этогооргана. Как? Прием испытанный - заинтересовать ключевые фигуры в Верховном Совете: председателя, некоторых его заместителей, руководителей ведущих комитетов. Сделать каждого из них, как по восточной поговорке: и ворам товарищем, и каравану - другом. Чтобы они не инициировали в установленные сроки вопрос об отмене «вредных» президентских указов. Чтобы заматывали неудобные для Ельцина законопроекты депутатов, топили их в бесконечных согласованиях, опягивали сроки вступления в силу
правовых актов.

Кого-то можно соблазнить престижной должностью в Администрации президента - они там потом работали. Кому-то пообещать министерские посты - они их потом получили. А кому-то дать большие квартиры или открыть валютные счета (службы Бнай Брита будут, естественно, знать номера этих счетов и подсказывать их держателям, где и как вести себя дальше). Ну жных парламентариев окучили без труда - они и не упирались особо. Депутатский мандат скоротечен, а хорошо жить хотелось и дальше. Тогда стало в ходу среди обитателей Белого дома по-налимьи скользкое слово «перебежчик» - о членах Верховного Совета, продавших душу Кремлевскому Дьяволу. (Один
из таких перебежчиков второго наката Николай Рябов - вчерашний зам. и верный адепт Хасбулатова - строго пенял мне в кабинете руководителя Администрации президента Сергея Филатова, что пресса слабо гнобит Верховный Совет. «Подскажите, - вырвалось у меня, - где обучают искусству становиться за одни сутки святее Папы Римского?» В 96-м, будучи председателем Центризбиркома РФ, Рябов очень правильно вел подсчет голосов на
выборах Президента России. Борис Николаевич по гроб жизни был ему благодарен).

А в самом Верховном Совете возникали и ничем не кончались скандальчики вокруг взрывоопасных приватизационных казов Ельцина - кто-то из председателей комитетов или замов спикера, зарегистрировав дату, специально таил их в сейфах, пока не истекал семидневный срок. А потом маши после драки депутатскими кулаками - бесполезно. Указы принимали силу законов. Получалось, что собака лаяла, а караван продвигался. Вернее,
не караван, а запланированный торнадо - он набирал мощь армады бомбардировщиков. То, что не успели смести при Горбачеве, добивали при Ельцине. Преемственность бнайбритовской власти, понима-а-ашь!

Я не собираюсь составлять в этих заметках реестр потерь россии, понесенных в 90-е годы. Такие реестры в принципе уже уществуют - в обнародованных документах Счетной Палаты о результатах приватизации, в многочисленных выкладках экономистов. Потери огромные - это секретом давно уж не является. Я ставлю перед собой, как уже говорил, цель попроще: рассказать читателям - не что сделано, а как это делалось. Рассказать, может быть, и немногое, поскольку как руководитель гуманитарного министерства я был посвящен далеко не во все тайны экономического блока правительства.

Из всех рифов, на которые мог налететь и получить гибельную пробоину бнайбритовский план, самым опасным был риф по имени Хасбулатов. Руслан Имранович - человек умный и по-восточному хитрый, в экономических лабиринтах разбирался лучше гайдаровской братии. Я несколько раз работал с ним вместе над законопроектами - он мыслил четко, формулировал точно, помахивая при этом курительной трубкой. Профессионализм добавлял
ему сторонников в парламенте, и постепенно за ним формировалось большинство съезда.

Уже на Шестом съезде - в апреле 92-го - он мог по полочкам разложить коллегам, в чем необольшевизм и ошибочность модели ельцинских реформ. Среди депутатов, как и сегодня, было много актеров,. спортсменов и прочего, далекого от экономики люда. Они вслушивались в заученную гайдаровцами фразу: «Кошке лучше отрубать хвост сразу, а не по частям» и недоуменно хлолали глазами. Зачем измываться над бедным животным - без хвоста это будет уже не кошка, а что-то вроде больного кролика.

Реформаторы морочили публике головы мутно-научными терминами: «Мы - не за градуализм, мы - за гетеродоксальный вариант», и экономист с авторитетом Председателя Верховного Совета способен был аргументированно содрать с них «розовые штанишки», чтобы убедить коллег остановить своим решением
растаскивание страны. Он был способен организовать и проведение внеочередного съезда, который, учитывая чрезвычайную ситуацию, мог отменить свое же решение о дополнительных полномочиях президенту.
Со всеми вытекающими последствиями. Высший орган власти: вчера добавил компетенции, сегодня убавил - его право.

По той Конституции РСФСР президент не имел права роспуска или приостановления деятельности как съезда, так и Верховного Совета. А сшибать конституционные пере городки пинком и ударять по парламенту танками, как он сделал это осенью 9З-го, друзья из Бнай Брита «пока» не рекомендовали. Еще не разрушена была промышленная инфраструктура, еще не дали бы перейти к самовластию мощные рабочие коллективы. Пару месяцев посуетилось
бы чиновничье племя - на том и завершился бы политический кризис.

Чтобы Руслану Имрановичу, не дай Бог, не пришли в голову такие идеи, его нужно было тоже заинтересовать. Не высокими должностями - куда уж выше! Его надо было подвесить на чеченский крючок. И, как мне представляется, это дело выгорело вполне.

Где бы ни был чеченец, он всегда должен оставаться чеченцем. Иначе в него и во всех представителей его тейпа в горах полетят булыжниками упреки. А главный адат вайнахов, как мы помним: «Государство - это ничто, клан - все!». В кой-то веки раз попал чеченец на вершину российской власти и не будет помогать соплеменникам? Да тогда его самого надо пускать на шашлык вместе со всеми родственниками! При этом вайнаху, как говорится,
без разницы, какие цели преследуют те, кому он обязан способствовать.

Когда осенью 91-го (в разгар мятежа) вспыхнул скандал вокруг нескольких КамАЗов с наличными, отправленными из Москвы в Грозный, это постарались списать на простое недоразумение. Председателя Банка России Георгия Матюхина свирепые посланцы Дудаева встречали каждое утро у подъезда с угрозами и требовали выдать деньги Чечне. Матюхин вынужден был пробираться на работу через черные ходы, но на шантаж не поддавался.
А едва уехал во Францию, и Хасбулатов надавил на его замов, чтобы деньги Джохару отправили. Срочно, в многотонных КАМАЗах - миллиарды рублей. Что и было сделано. Как позже оправдывался Руслан Имранович: его команды не так поняли.

Но, по-моему, поняли так, как надо. Банк России тогда подчинялся Верховному Совету - Хасбулатов распоряжался в нем как хозяин. В то время, когда в Вайнахии грабили поезда, жгли русские дома вместе в людьми - республику накачивали кредитами и прочей финансовой помощью, регулярно отправляли туда деньги на выплату пенсий и зарплаты бюджетникам (другие российские регионы сидели без средств). Хотя ни до пенсионеров, ни до бюджетников эти деньги не доходили, Дудаев использовал их для найма боевиков. Горцы бывают иногда как сама святая простота. Поймали его, только что прикончившего человека, поймали на месте преступления, с еще дымящимся оружием, а он на голубом глазу: - Это не я. Это он сам. Я выстрелил в воздух, а он, негодяй,
подпрыгнул и поймал пулю в грудь. Вот и Руслан Имранович в своих интервью или публикациях винит в укреплении режима Дудаева всех, кроме себя. Сам он, дескать, был непримиримым врагом генерала. Верховный Совет
действительно принял несколько беззубых, как бы для видимости постановлений по Вайнахии. Но когда Ельцин издал в ноябре 91-го указ о введении на территории Чечено-Ингушской республики чрезвычайного положения, Верховный Совет отказался его утверждать. И поручил Правительству РСФСР решить вопросы путем мирных переговоров. Это тогда, когда Дудаев сорвался с катушек уже окончательно.

Как бы для подтверждения алиби Хасбулатов с подчеркнутой брезгливостью описывал свою встречу с Дудаевым: «Он произвел на меня весьма жалкое впечатление ... А когда он мгновенно подчинился всем моим требованиям, я понял, что он еще и труслив». Требование, якобы, было такое: Джохар должен немедленно прекратить безобразия. Но тут, по словам Руслана Имрановича, в Грозный нагрянули люди из окружения Ельцина и упросили
Дудаева безобразничать дальше.

Помните, как иногда звучали закадровые тексты в советских детективах: «Он думал, что свидетелей не осталось». И после этих слов на экране появлялись светлые лица носителей правды. Остались свидетели, не зажатые цензурой адатов, и в чеченском детективе. Например, последний председатель КГБ Чечено-Ингушской АССР генерал Игорь Кочубей (при нем все начиналось, он ежедневно направлял шифротелеграммы в Москву, но все, как в песок) в интервью газете «Известия» - Волга-Каспий» так вспоминал о тех днях: «В значительной степени виной разразившегося конфликта была и позиция, занимаемая председателем Верховного Совета России Русланом Хасбулатовым и Асламбеком Аслахановым, который возглавлял комитет Верховного Совета по безопасности и правопорядку. У них были личные неприязненные отношения с председателем Верховного Совета республики
Доку Завгаевым».

Хотя слова генерал выбирал аккуратно ("конфликт" вместо «мятежа»), от фактов уходить не стал. «Позже, - продолжал он, - у меня появились запись телефонного разговора Хасбулатова с Дудаевым. Хасбулатов сказал: «Чего вы медлите?! Пора убирать эту власть! В ответ ему был задан вопрос: «А не введет ли Россия чрезвычайное положение. Если мы предпримем такие шаги?» ... «действуйте смело, не введут». Все было инспирировано и оплачено».

На прямой вопрос корреспондента: кто дал команду Дудаеву на штурм здания КГБ, во время которого погибло много русских сотрудников, Кочубей ответил: «Команду дал Хасбулатов!» И уже дальше продолжал: «Нам
удалось вывезти значительную часть архива, и мы спасли агентуру. А вот оружие мы не успели вывезти ... А это колоссальные запасы». Генерал говорил о так называемых мобилизационных запасах - для оснащения всех чиновников и силовиков автоматами, пулеметами, гранатометами в случае восстания народа или войны. Это оружие досталось Дудаеву.

Информация подобного рода поступала, естественно, к Ельцину. А умерить чью-то прыть, используя данные своих спецслужб - это Борис Николаевич практиковал. Не мог он упустить такого случая и с Хасбулатовым. Проблемы Чечни его заботили меньше, чем позиция спикера по переводу плановой экономики - на клановую. А превращение России в Воруй-страну на клановых подпорках стало для Ельцина почти смыслом жизни.

Обращали на себя внимание и отношения Хасбулатова с Егором Гайдаром. Назвать их доверительными не решусь. Скорее, это были отношения людей, оказывающих услуги друг другу. Не по дружбе или любви, а по необходимости. Чтобы не ставить под угрозу интересы каждого. Так сказать, мирное сосуществование. Интерес Гайдара лежал на поверхности. По Конституции РСФСР съезд был правомочен рассматривать и решать «любой вопрос, относящийся К ведению Российской Федерации». Полное, абсолютное всевластие! Задумай он скинуть правительство, и никакой президент не поможет. Вот и надо было, чтобы спикер как предводитель депутатского· корпуса сам не трогал экономическую команду Гайдара, да еще гасил бы попытки своих коллег добиваться еe отставки. Егор Тимурович старался говорить о Хасбулатове в лестных эпитетах и постоянно просил нас, министров: «Не задирайте Руслана Имрановича!».

И Хасбулатов отзывался о Гайдаре публично более чем уважительно. Хотя в кругу самых близких именовал его команду авантюристами. Интересы Руслана Имрановича тоже были видны невооруженным глазом. Это Чечня. Он как бы говорил Егору Тимуровичу: «Я поддерживаю тебя и твою ватагу, а ты поддерживаешь Дудаева». («Государство - это ничто, клан - все» - тут они с Ельциным были единомышленниками).

Перехлест в предположениях? Как посмотреть. Ничем иным, кроме сговора между заинтересованными сторонами, не могу объяснить накачку Москвой режима Дудаева весь 92-й год. Джохар объявил о выходе Чечни из состава России (налоги в Центр перечислять прекратили раньше), небывалый размах приняли в республике грабежи поездов, издевательства над русскими семьями. Около тысячи боевиков-головорезов обучались в Турции и
Пакистане. А гайдаровская команда гнала в Грозный российскую нефть и давала Дудаеву квоты на ее экспорт. 3а год мы подарили Джохару· около семи миллионов тонн нефти.

На заседаниях правительства я не раз ставил вопрос о срочном прекращении поставок сырья в ВаЙнахию.
- Видите ли, - мягким голосом втолковывал мне Егор Тимурович, - в Грозном единственный на всю страну завод по выработке авиационных масел ... Мы не можем его остановить. - Но Чечня не снабжает этими маслами Россию, - настаивал я на своих предложениях. - Видите ли... , - опять начинал Гайдар. И так все время: «видите ли..., да «видите ли... »

А не возвращал Дудаев нефтепродукты, потому что не должен был их возвращать. Продукцию на экспорт он гнал официально: в Прибалтику и Турцию, а вырученную валюту - около миллиарда долларов тоже официально тратил на содержание бандформирований, закупку оружия и даже на премиальные боевикам (за убитого русского офицера платил от одной до пяти тысяч долларов). 3а год из Чечни было вывезено свыше четырех миллионов
тонн дизельного топлива, полтора миллиона тонн бензина, 125 тысяч тонн осветительного керосина и 36 тысяч тонн масел.

Квоты на экспорт нефтепродуктов Дудаев получал от Правительства РФ. Многие думают, что правительство - это единая команда, где все решения принимаются коллективно. Такое, мне кажется, встречается редко. А наше правительство вообще напоминало экипаж 'пассажирского лайнера: пилоты - экономический блок - в кабине отдельно, а все остальные министры - стюарды - тоже отдельно. Планы пилотов старались утаивать от стюардов.
Их обязанностью было придумывать для пассажиров успокоительные слова, когда сильно трясет или самолет собирается приземлиться не там, куда намечалось.

От имени правительства экспортными квотами занимались Ельцин, Гайдар, Авен и Лопухин (с мая 92-го топливно-энергетический комплекс положили под Черномырдина. Он кормил Дудаева нефтяной грудью России еще несколько лет и усиленно помогал Борису Николаевичу в чеченизации страны. Черномырдин переиначил главный вайнахский адат с учетом своих интересов. Звучало торжественно и современно: «Государство - это ничто,
«Газпром» - все». Вернее, «Газпрому - BC€ - льготы, особые привилегии, возможность обирать народ заоблачными тарифами, бесконтрольность в швырянии деньгами. Оградив концерн железным занавесом от общественности, Черномырдин превратил его в собственную кормушку).

Причем зыдавались квоты в режиме большой секретности. Мы узнавали о них или из посторонних источников, или значительно позже, когда информация просачизалась в прессу. О многих других решениях экономической команды правительства становилось известно тоже в последнюю очередь. Хотя заседания кабинета министров я, например, не пропускал. Все там у них решалось в режиме междусобоЙчика. Позвонят тебе из регионов о нелепых прыжках таможенных пошлин; а ты - ни сном, ни духом.

Или позвонил по старой дружбе президент Казахстана Нурсултан Назарбаев - Ельцин был недоступен. Спросил: «Зачем вы принимаете самоубийственные решения?» Какие? Оказалось, что наше правительство (выходит, и я в том числе?!) запретило Магнитогррскому металлургическому комбинату принимать окатыши с Соколовско-Сарбайского горно-металлургического комбината. А других поставщиков у магнита горцев не было. Чиновники
Казахстана звонили нашим министрам экономического ядра: «Вы же Магнитку остановите!» Им отвечали: «Ну И что! Ваше-то какое дело!» (Только позже стало понятно, что это не глупость, а продуманная политика: задушить прибыльные стратегически важные госпредприятия - отказом в сырье, финансах и фондах - довести их до ручки, а потом продать за копейки нужным людям. И при этом бить себя в грудь на трибунах: «Госсобственность хуже чумы - мы с трудом спасаем экономику от краха»).

Пришлось сказать Назарбаеву, что я опять - ни сном ни духом. Все же связался с Ельциным, а он лениво: «Разбирайтесь с Гайдаром».

На заседаниях кабинета Егор Тимурович говорил по этим поводам в своей привычной манере: «Видите ли ... » При этом он всегда поглядывал на Авена (тот сидел от него по правую руку), словно спрашивал глазами: «Так ли я отбиваюсь?» «Так, так», - выпячивая нижнюю губу, кивал головой Петр Олегович. Не могу утверждать, что Гайдар был марионеткой Авена. Но эти сценки запомнились. Они побаивались людей в окружении Ельцина, которые не смыслили в экономике и могли повернуть импульсивного президента не в ту сторону своими советами. Продумывали варианты, под каким бы соусом турнуть их из Кремля «в деревню, к тетке, в глушь, в Саратов».

Зашел ко мне однажды с бумагами как всегда расхлябанный вице-премьер Александр Шохин и сказал: - Ты с Борисом Николаевичем накоротке, уговори его подписать эти документы - в интересах реформ. И положил на стол кипу проектов указов и распоряжений президента. Документы касались нескольких человек, процитирую для примера предложения министров-экономистов по двум персонам: «Освободить Малея Михаила Дмитриевича от занимаемой должности Государственного советника Российской Федерации в связи с переходом на другую работу».

«Назначить Малея -Михаила Дмитриевича Чрезвычайным и полномочным Послом Российской Федерации в Республике Португалия».

«Освободить Скокова Юрия Владимировича от занимаемой должности Государственного советника Российской Федерации в связи с переходом на другую работу».

«Назначить Скокова Юрия Владимировича Чрезвычайным и полномочным Послом Российской Федерации в Королевстве Дания».

В предыдущей главе я говорил об этих политиках, ·да о них и без популяризаторов помнит Россия. (Со Скоковым нас позже столкнула лбами одна непорядочная газета, но не об этом сейчас разговор). Олега Лобова Шохин со товарищи отправлял в Швейцарию, Юрия Петрова - в Нидерланды. - Эх, ребята, - сказал я Шохину, - вам надо просить у Ельцина пароход, чтобы вы, как большевики в двадцать втором, могли вывезти из страны хотя бы ближний круг несогласных. К президенту с бумагами я, естественно, не пошел, а положил их в свой архив.

А одному из влиятельных несогласных - Руслану Хасбулатову маневрировать с каждым днем становилось труднее. Интересы дудаевского режима, ради которых он прикидывался кроткой овечкой, входили в острое противоречие с устойчивостью его должностного положения. Депутаты на примерах своих округов увидели, что Ельцин, выпрашивая себе сверхполномочия, обещал делать одно, а делал совершенно другое. Поэтапной народной приватизацией он намечал разрушить монополизм и создать конкурентную среду, и только затем отпускать цены. В переходный период, как это практиковалось во всем мире, можно было пользоваться двумя уровнями цен - государственными и коммерческими.

Но его команда отпустила цены в свободное плавание, перемахнув через приватизациоонный этап. В потемках реформ людей как бы заставили прыгнуть в лодку, а лодку туда еще не подали. Народ оказался в ледяной воде бешенного роста цен и инфляции. К тому же, его успели раздеть догола - не компенсировали ни сбережения, ни зарплату. Нищета поползла по России. Раздели, конечно, не всех. Своим - льготы во внешнеэкономической
деятельности, денежные накачки. Авторитетным директорам предприятий, способным поднять на протест коллективы, рты затыкали подачками. Не реформы, а наперсточная игра. Под видом стабилизации финансовой системы денежную массу урезали почти до нуля, преднамеренно обрывали хозяйственные связи, как у Магнитки - сотни вполне благополучных до этого госпредприятий падали на бок одно за другим. Охотники за легкой
добычей уже толпились с тяжелыми баулами в приемных Чубайса с подельниками.

Все это напоминало утаптывание снега вокруг медвежьей берлоги. Хозяина тайги не взять без огромного риска, если с ходу атакуешь его в укрывище. Зверь свиреп и непредсказуем - может броситься на стрелка. А в сугробе особо не увернешься. Утаптывание снега - это подготовка мест для отскока за стволы толстых деревьев или небольшие скалы.

Депутаты как бы услышали под заморскими сапогами команды Гайдара хруст снега вокруг России, уставшей после 91-го года. Они заподозрили масштабное жульничество в подготовке к ваучерной приватизации, которая покатится по Федерации с августа, узаконивая в ней правила Воруй-страны. Заподозрили и сердито забили копытами. С таким настроением они и приехали на свой Шестой съезд - он начал работу в апреле.

На нем с часовым докладом выступил Ельцин. Дня за два до этого Гайдар сказал, что написать доклад Борису Николаевичу правительство поручает мне. Экономика и я - с какой стати? И с чем выходить к депутатам? Говорить, как стюард в самолете: «Господа пассажиры, мы брали курс на Сочи, но непонятными ветрами нас отнесло к Магадану. Не извольте тревожиться, в Магадане тоже жить можно». Но Ельцин - не стюард. Он должен ответить
с трибуны: для чего брал дополнительные полномочия и что конкретно успел сделать.

Я сказал, что у меня нет аргументов для защиты экономической политики правительства - пусть пишут те, у кого они имеются. «Напишем сами» - сказал Гайдар. И написали. Аргумент, озвученный Ельциным, что обвальное падение
уровня жизни - результат последних шагов союзного правительства Рыжкова, затем Павлова, повеселил и еще больше разозлил депутатов. (Как у иудушки Троцкого: «Нас душит проклятое наследие царизма».) Выступления были одно другого уничижительнее. Редакционная комиссия подготовила проект постановления съезда: лишить президента дополнительных полномочий и освободить от обязанностей руководителя кабинета министров, модель
реформ npизнать негодной. И еще написала пророческие слова: «Процесс развала бюджетных отраслей, особенно здравоохранения, науки, культуры, образования угрожает стать необратимым».

Он действительно стал необратимым и продолжается до сей поры. В один из перерывов на съезде меня в Кремлевском дворце отловил полярник Артур Чилингаров и шепнул, что со мной хочет поговорить Хасбулатов. Артур долго вел меня по чугунным решетчатым лестницам, по лабиринтам цокольного этажа. У одной из дверей - внушительная охрана. «Туда!» - указал Чилингаров. Ковры, восточный низкий стол, уставленный фруктами и минеральной водой. За столом на коврах в одиночестве восседал озабоченный Руслан Имранович.

- Видите, что происходит на съезде, - сказал он. - Борис Николаевич не хочет многого понимать. Я был нужен Хасбулатову, как «Мерседесу» свежее сено это стало понятно сразу. Но через меня он хотел кое-что донести
до сознания Ельцина. В комнате, свободной от всяких «прослушек», вождь депутатов мог говорить откровенно. И Руслан Имранович говорил. Он не может открыто противопоставлять себя съезду, не критикуя жестко правительство. Отмалчиваться - значит терят большинство. И он выступит по полной программе. Эти высокомерные
мальчики команды Гайдара заслуживают, чтобы их вышвырнули, как шелудивых котят. Они закрылись от всех - к ним
не могут попасть на прием даже главы регионов и народные депутаты. Но Хасбулатов готов с ними работать и дальше, если Ельцин будет настаивать.

А вот съезд настроен агрессивно - никаких компромиссов! Президент должен пойти на какие-то кадровые уступки. А как уговорить съезд - не менять курс реформ и сохранить дополнительные полномочия, пусть думает сам Борис Николаевич со своими экономистами.

Не только со мной, разумеется, говорил Хасбулатов. В приватных комнатах под залом заседаний съездов шуршали, как мыши, тихие голоса переговорщиков. Обсуждали ходы, повороты, цену вопросов. Все вроде бы утрясали через поправки в проект редакционной комиссии, сгладили и согласовали. А когда депутаты уже проголосовали за постановление съезда, в нем змеиным жалом для Ельцина с гайдаровской братией торчал пункт: «Президенту РФ
представить до 20 мая 1992 года Верховному Совету РФ перечень мер, направленных... на обеспечение участия широких слоев населения в приватизации и многообразия ее форм с целью увеличения числа собственников».

Это вам не бестелые формулировки типа: «ускорить» или «углубить». Определялась конкретная дата, к которой Ельцин должен был выкатить конкретный план смены модели капитализма. Не понравься план депутатам - и тогда внеочередной съезд, тогда конец экономическим реформам по ельцински-авенски-гайдаровски (Чубайсу пока только дозволяли точить ножи для разделки Российской Туши). А снег-то уже утоптан, добытчики из Бнай Брита стояли с ружьями на изготовку. Приняв постановление, съезд продолжал работу, а за его кулисами пошел Большой Торг. Вожди депутатов обсуждали с экономистами из правительства, как и на каких условиях избежать смены курса реформ.

Буквально через несколько часов Гайдар принес на заседание кабинета, по-моему, написанное Авеном заявление о коллективной самоотставке правительства. Выклинивался главный мотив неожиданного решения: постановление съезда означает приостановку процесса приватизации (по бнайбритски?), а это вызовет голод и хаос. Была и не менее примечательная фраза: постановление съезда приведет «к свертыванию поддержки со стороны мирового сообщества». у оторванных от жизни «розовых мальчиков» сложилось убеждение, что акулы мирового капитализма уже набили под мышками России мозоли, постоянно вытягивая страну из нищеты.

(Олег Попцов в своей книге «Хроника времен «царя Бориса » писал, что я прилюдно называл тогда команду Гайдара шпаной. Это соответствовало действительности. А так я стал ее называть после комедии с самоотставкой).
Гайдар пустил заявление по кругу - автографы членов его команды уже красовались. Министр юстиции Николай Федоров (нынешний президент Чувашии), с кем мы пробивали в Верховном Совете СССР закон о печати, ставить свою подпись отказался. - Михаил Никифорович, - неуверенно посмотрел на меня Егор Тимурович - а вы подписывать будете? - Буду, - ответил я. - Не важно, что написано в заявлении. Важно то, что нашему правительству действительно надо уйти. Не сразу я догадался, что трюк с заявлением - театральная постановка. Неплохо продуманная, в том числе, и психологически. Еще два дня назад дешевый шантаж, попытка взять «на испуг
» только подзадорили бы депутатов. Но съезд уже занимался другими вопросам - заявление правительства о коллективной самоотставке застало его врасплох. Депутаты перекипели, всю злость свою выплеснули с трибуны.
Теперь им сказали, что с жесткостью в постановлении перебрали, чем довели правительство до политического самоубийства. А сформировать в спешке хороший состав нового правительства - не получится. Надо искать компромисс. И съезд проголосовал за подготовленную его вождями декларацию, позволившую правительству игнорировать ранее принятое постановление. Правительство и курс реформ были сохранены. Ельцин потирал руки.

Я не забыл о том, что он просил ему помогать. И понимал - помогать можно по-разному. Лучше всего было выбрать такую позицию, когда ты должен привлекать независимых толковых специалистов к выработке экономической политики. Возможно, их авторитетное мнение способно поколебать уверенность упрямого Ельцина в том, что он затевает. Тогда была недоступна и четвертьнынешней информации - оставалось смотреть на поведение президента некрасовскими глазами: «Мужик что бык: втемяшится в башку какая блажь... » Еще в декабре 91-го (в январе намечалась либерализация цен) я упросил бригаду ученых - Валерия Чурилова, соперничавшего на первом съезде с Хасбулатовым при выборе Ельцины себе главного зама, профессора Владимира Бакштановского и Юрия Медведева, с которым подружился в АПН - провести деловую прогноз-игру. Игрой она только называлась, а в принципе - это моделирование последствий тех или иных решений государственных органов. Прогнозированием бригада занималась не первый год, точность ее предсказаний была очень высокой. Сначала мы должны были достичь единства в понимании целей реформ, для чегo они необходимы обществу. Не для того же, чтобы обогащать одних за счет ограбления остальных. Тогда это не реформы, а бандитский налет на страну. Тогда «реформаторы» ставят себя вне закона.

Единства достигли.

Благотворные реформы - это поиск и установка баланса в разбалансированном государстве. Это создание равновесия между интересами центра и интересами регионов, между интересами фирм, предприятий, акционерных компаний и интересами всей экономики, между интересами личности и интересами общества"
государства. Перекосы в какую-то сторону, тем более, преднамеренные, из корыстных побуждений «балансеров» только способствуют негативным процессам.

В студиях телекомплекса «Останкино» мы собрали больше сотни ученых, директоров, инженеров, экономистов, банкиров из разных регионов России. И поручили им смоделировать ситуации на конкретных примерах, если: отпустить цены до приватизации, провести обвальное или поэтапное разгосударствление собственности;
государство полностью уйдет из экономики или останется по убывающей регулятором перестроечных процессов и т.д. Люди работали двое суток: анализировали, считали, прикидывали последствия для своих регионов, для страны в целом. И выдавали рекомендации. Большая группа телеоператоров снимала все это действо на пленку. После урезания длиннот и монтажа получился материал для просмотра на четыре часа. Предсказано было все, что потом обрушилось на Россию. Но главное, участники Игры предлагали пути - как безболезненнее для народа сменить экономическую политику. Доброкачественные реформы - это приобретения для большинства, а не потери. Если наоборот, тогда мы имеем дело с контрреволюцией. Кассеты я принес к Ельцину - у него выпрашивал деньги на
Игру. И предложил организовать в ближайший из вечеров коллективный просмотр материала правительством.
- Да что они у вас там наговорили? - поинтересовался президент.

Я начал рассказывать. Он слушал минут десять, потом сказал: - Сплошная чернота. Передайте кассеты Бурбулису - пусть они определятся с Гайдаром. Бурбулис был первым вице-премьером и материалом заинтересовался.
Но, переговорив с Егором Тимуровичем, остыл. И засунул пленки куда-то подальше. Больше я их не видел. Просмотра не было - сколько ни напоминал. Равнодушное отношение к судьбе России - теперь привычное
состояние нашего общества. Ельцину с Путиным удалось-таки вынуть из нации стержень меньше чем за одно поколение. Не без огрома-а-адной помощи подручного московско-питерского бомонда. А тогда люди поверили в добрые намерения новой власти, еще не догадывались о ее истинных целях и активно несли в кабинеты чиновников свои предложения по обустройству России. Поскольку у «розовых мальчиков» ходоки получали от ворот поворот, они шли к тем, кто имел прямой выход на Ельцина. Мне пришлось даже зачислить в штаб министерства аналитика - лауреата Ленинской премии. С ним мы отбирали, на наш взгляд, ценные предложения, обобщали их и выводы излагали в записках президенту. С записками я направлялся к Ельцину. Он читал, затем авторучкой выводил угловатым почерком поручение: «Е.Т. Гайдару. Прошу рассмотреть». Все записки исчезали бесследно, как самолеты в Бермудском треугольнике - не попадали в струю.